Rambler's Top100 Google+
 
 
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ
АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  Регламент Арбитражных судов Российской Федерации
  Альтернативная процедура урегулирования споров
с участием посредника - процедура медиации
  Подача документов в арбитражные суды в электронном виде
  Банк решений арбитражных судов
  Картотека
арбитражных дел
  Календарь судебных заседаний арбитражных судов
  Решения арбитражных судов по заявлениям о признании нормативных актов недействующими
  Решения о назначении арбитражным управляющим
наказания в виде дисквалификации
  Подать жалобу на действия судей и работников аппаратов арбитражных судов
Rambler's Top100
TopList
 
Постановления
Пленума ВАС РФ (АРХИВ)
Информационные
письма Президиума
ВАС РФ (АРХИВ)
Постановления
Президиума ВАС РФ (АРХИВ)
Правовые позиции
Президиума ВАС РФ
(АРХИВ)

Главная страница    Пресса о ВАС РФ  

Пресса о ВАС РФ

Корпоративный регулятор

Изменения в корпоративном праве усложнили жизнь бизнесменов, но увеличили гарантии В отличие от стран Запада, наша страна не может похвастаться многолетней историей и десятками томов корпоративного права. У нас за спиной всего два десятилетия его существования и лишь с десяток законов, которые регламентируют порядок деятельности хозяйственных обществ. Правда, по мнению председателя коллегии адвокатов "Шпагин и партнеры" Александра ШПАГИНА, неразвитость отечественного корпоративного законодательства благодаря масштабным изменениям, произошедшим в нем за последние годы, уже чувствуется не так остро.

- Александр Евгеньевич, как вам кажется, повлиял ли мировой финансовый кризис на корпоративное законодательство?

- Я не думаю, что есть связь между кризисом и изменениями, которые произошли в корпоративном законодательстве. На мой взгляд, они напрашивались давно - в плане ужесточения различного рода процедур при создании юридического лица, изменении учредительных документов, регламентации принятия решения органами этого лица.

- Стало ли бизнесменам "легче жить" в связи с изменениями?

- Тут нельзя дать однозначного ответа. С одной 'точки зрения, наверное, забот прибавилось: возникли процедуры, которых раньше не было, и исполнение их, конечно, усложнило процесс управления корпорацией. С другой стороны - появились дополнительные гарантии, что управленческая деятельность будет протекать нормально. Ведь последние масштабные изменения в корпоративном законодательстве направлены как раз на недопущение различного рода корпоративных захватов, рейдерства и других явлений, связанных с недобросовестным поведением некоторых участников обществ либо лиц, которые хотят стать их участниками вопреки законодательству. То есть теперь имеется больше гарантий того, что не будут нарушены права бизнесменов, действующих добросовестно и разумно.

- Какие изменения в корпоративном законодательстве вы считаете самыми значимыми из тех, что произошли за последние два года?

- Самыми важными можно назвать изменения, внесенные в закон об ООО: в нем вновь прописаны процедуры о переходе долей в праве, долей в уставном капитале участников общества, возможности их продажи. Теперь такие действия поставлены под надзор отвечающего за них нотариуса. А нарастание целой волны корпоративных споров в последнее время привело ко второму серьезному изменению в законодательстве введению в Арбитражный процессуальный кодекс новой главы, которая посвящена особенностям рассмотрения корпоративных споров в арбитражных судах. Такие изменения тоже назревали давно.

- Какие особенности, как вы считаете, валено было учесть - и закон их закрепил?

- Во-первых, это сокращение срока рассмотрения корпоративных споров и, во-вторых, - подтверждение практики рассмотрения споров по месту нахождения общества, а не по месту нахождения ответчика. Это тоже важно, поскольку иногда участники спора злоупотребляли правом выбора суда, на который можно повлиять. Ну и третье - четкая регламентация возможностей принятия обеспечительных мер в отношении подобных споров. Еще лет десять назад суды легко выдавали различного рода определения: о запрете проведения общего собрания, о запрете выполнения решения общего собрания, о запрете голосовать акциями. Теперь же четко указано, какие обеспечительные меры и в каком случае могут быть приняты. Это упорядочивает корпоративный спор, делает его не столь опасным для общества, как еще несколько лет назад.

- Мы в разговоре как-то упустили изменения закона об оспаривании крупных сделок...

- Не упустили, а еще не дошли до них. Изменения порядка совершения и оспаривания крупных сделок направлены на стабилизацию гражданско-правового оборота. При этом они устанавливают удивительную для нашего права норму - невозможность восстановления пропущенного срока исковой давности для оспаривания сделок. Я первый раз сталкиваюсь с такими вещами: общие положения Гражданского кодекса говорят, что любой срок может быть восстановлен, если пропущен по уважительной причине, и вдруг появляется закон, который гласит: "Нет, восстановление срока невозможно независимо от причин". То есть если сделка совершена и три года ее никто не оспаривал - про нее можно забыть. Наверное, в этом есть какой-то смысл, потому что жить в течение 5-7 лет под угрозой того, что будет оспорена сделка и все попытаются вернуть обратно, - это неправильно.

- Давайте заглянем в будущее - в каких еще сферах корпоративного законодательства, на ваш взгляд, нужны перемены?

- Сейчас в корпоративном законодательстве меня устраивает почти все. Как адвокат, я всегда смотрю на ситуацию с точки зрения опасности возникновения корпоративного конфликта и его возможного разрешения в арбитражном суде. Острых проблем, которые требовали немедленного вмешательства, сегодня в корпоративном законодательстве нет. А те, которые были, уже решены.

- Немного о "роли личности в истории". Как, по-вашему, повлиял ли на корпоративное законодательство приход нового председателя Высшего Арбитражного Суда России (ВАС)?

- Конечно. С приходом в ВАС нового председателя появились нормы и акты толкования, позволяющие юристам говорить о формировании в нашей стране элементов прецедентного права. В отличие от США, Великобритании, которые обычно руководствуются предыдущими решениями по аналогичному делу, для Советского Союза и новой России такое обязательным никогда не являлось, мы руководствуемся только законом. И вдруг мы читаем, что одним из оснований отмены решения в порядке надзора ВАС является нарушение единообразия правоприменительной практики, т.е. фактически несоответствие этой практики принятому решению. Так в нашей стране появились зачатки того, что называется прецедентным правом. На мой взгляд, это совершенно правильно, потому что позволяет избежать разночтений в применении права. Я знаю несколько примеров, когда один и тот же суд по аналогичным делам принимал совершенно противоположные решения. Это, конечно, абсурд, и изменения в законодательстве направлены против такого разнобоя.

- А какие споры в корпоративном разделе больше всего актуальны для Красноярска?

- Насколько я успел обратить внимание, это споры о правах на доли и акции и дела об оспаривании сделок, совершенных обществом.

- В конце прошлого года в первом чтении был принят законопроект, позволяющий участникам хозяйственных обществ подать иск против руководителя, если они находят, что его действия привези общество к убыткам. Насколько актуальна такая проблема?

- С одной стороны, речь идет о том, что у нас есть огромные корпорации с миллионами акционеров, привлекающие дополнительные денежные средства населения. Понятно, что, имея одну миллионную в уставном капитале общества, надеяться на реальное участие в делах компании невозможно, но человек покупает акцию, чтобы на этом заработать. И если решения, принятые каким-то органом управления общества, причиняют обществу убытки и делают невозможными выплаты дивидендов, надо дать миноритарию право требовать взыскание этих убытков с органа, ответственного за такое решение. В США подобное право у миноритария есть: владелец даже одной акции какой-нибудь "Кока-Колы" может подать соответствующий иск, и его будут рассматривать. С другой стороны, если речь идет о вмешательстве миноритария в вопросы управления корпорацией, то тут его права должны быть ограничены. Я думаю, что иски миноритариев, связанные с участием в управлении, с оспариванием сделок, которые не приводят к уменьшению чистых активов или прибыли общества, принимать и рассматривать нельзя. Как правило, они принимаются, чтобы блокировать деятельность общества, причинить ему ущерб в интересах конкурентов или рейдеров.

- Насчет выплаты дивидендов: часто ли в Красноярске грешат с ее задержкой?

- Я знаю в этом городе целый ряд очень крупных акционерных обществ, которые в принципе не выплачивают дивидендов. Никогда. Конечно, это делается только в том случае, если у одного лица или группы лиц есть контрольный пакет, позволяющий принимать такие решения, тем самым нарушая права других акционеров. Менеджмент действует в своих интересах. Те акционеры, которые интересны управляющим органам компаний, получают свои дивиденды в виде различного рода бонусов, премиальных выплат, материальной помощи. И менеджмент довольно изворотлив и хитер в своем стремлении не разбазаривать прибыль по людям, которые, по его мнению, стали акционерами случайно и вообще не должны были ими стать. Такое происходит, когда общество, будучи открытым, не заинтересовано в привлечении средств со стороны, когда оно является более-менее самодостаточным. Отсутствие дивидендов означает, что фактически эти акции никому не интересны, кроме, собственно, самих акционеров, но даже и акционерам они перестают быть интересными через какое-то время. В итоге общества пытаются сбросить акции тому, кто имеет контрольный пакет или пакет, близкий к контрольному, - по этой причине дивиденды и не выплачиваются. Вопрос выплаты или невыплаты, на мой взгляд, совершенно политический, и связан он с необходимостью привлечения инвестиций со стороны _ либо с отсутствием такой необходимости.

- Может ли помочь в решении этого вопроса готовящийся законопроект об ужесточении срока выплаты дивидендов?

- Только если обязать общества выплачивать дивиденды. Но ведь этого сделать нельзя, это абсурд, потому что в таком случае можно остановить и развитие организации. Но я думаю, что можно установить какой-то минимальный размер прибыли, который должен быть непременно направлен на выплату дивидендов: например, не менее 10%. Однако границы с точки зрения экономики тут установить очень сложно. Корпорация предполагает определенную автономию, поэтому невыплата дивидендов - это нормальный рыночный механизм который позволяет регулировать интерес участнике! общества к самому обществу.

- Словом, закон не сможет помочь обиженным акционерам?

- Он может помочь, но я считаю, что он не должен вмешиваться в такие вопросы. И я не считаю акционеров обиженными. Эта точка зрения исходит из советских времен, когда существовали только человек и государство, и человек считал, что государство ему обязано, та: как все было государственным. Сегодня же есть государство, есть человек и есть много различных организаций которые находятся между ними. И это личное дело каждого: отдавать деньги и рисковать или не отдавать деньг: и не рисковать. Ведь в бизнесе вы можете выиграть а можете и оказаться проигравшим.

"Советник!", 28.02.2011

ПОИСК ПО САЙТУ
ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ
СУДЕБНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РФ

СОВЕТ СУДЕЙ РФ
Высшая квалификационная коллегия судей РФ

Официальная Россия - сервер органов государственной
власти РФ
 

ПОРТАЛ ЗАКУПОК
Официальный сайт РФ в сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг
 

Официальный интернет-портал правовой информации  

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ