Rambler's Top100 Google+
 
 
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ
АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  Регламент Арбитражных судов Российской Федерации
  Альтернативная процедура урегулирования споров
с участием посредника - процедура медиации
  Подача документов в арбитражные суды в электронном виде
  Банк решений арбитражных судов
  Картотека
арбитражных дел
  Календарь судебных заседаний арбитражных судов
  Решения арбитражных судов по заявлениям о признании нормативных актов недействующими
  Решения о назначении арбитражным управляющим
наказания в виде дисквалификации
  Подать жалобу на действия судей и работников аппаратов арбитражных судов
Rambler's Top100
TopList
 
Постановления
Пленума ВАС РФ (АРХИВ)
Информационные
письма Президиума
ВАС РФ (АРХИВ)
Постановления
Президиума ВАС РФ (АРХИВ)
Правовые позиции
Президиума ВАС РФ
(АРХИВ)

Главная страница    Новости  

Выступления Председателя

Уважаемые участники совещания, уважаемые гости!

Прежде всего, я хочу поприветствовать всех собравшихся в этом зале. В нашей системе существуют разные форматы для таких встреч и обсуждения самых важных вопросов, но мне всегда представлялось, что формат такого совещания - один из самых продуктивных. Несколько дней дискуссий в достаточно тесном профессиональном кругу могут дать больше для оптимизации работы системы арбитражного правосудия в нашей стране, чем тонны бумаг и мегабайты сообщений, курсирующих между нашими кабинетами.

В этот раз местом нашего совещания стал Екатеринбург. У этого города есть уникальные традиции и богатая история, но менее важно и то, что у этого города есть и насыщенная событиями современность. Совещание председателей арбитражных судов из всех регионов России, которое должно определить многое в работе одной из ветвей отечественной судебной системы, - как раз одно из тех событий, из которых и складывается эта насыщенность, превращающая Екатеринбург в столицу Урала. Хочу еще раз выразить общую благодарность гостеприимным екатеринбуржцам: уверен, никто не пожалеет, что наше совещание проходит не внутри московского Садового кольца.

Конец апреля - слишком поздний срок, чтобы подводить итоги работы в прошлом году. Ограничиться рассказом о прошлых достижениях было бы странно еще и потому, что многие статистические показатели и аналитические материалы с результатами деятельности арбитражной судебной системы в 2012 году уже опубликованы на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или представлены в имеющихся у вас информационных материалах. Поэтому я считаю возможным в своем выступлении ограничиться лишь общим обзором этих результатов, сосредоточившись не на прошлом, а на нашем ближайшем будущем.

Почти каждый год, анализируя статистику российского арбитражного судопроизводства, мы отмечаем, что количество дел, рассматриваемых в нашей системе, неуклонно растет.

2012-й год не стал исключением.

В арбитражные суды поступило почти полтора миллиона исковых заявлений, что на 16 % больше, чем годом ранее. Это самый высокий показатель с 2009 года, когда нас вслед за первой волной мирового экономического кризиса накрыл поток дел о банкротстве. В прошлом году причины роста числа обращений были иными: самый большой прирост количества поступивших в суды исковых заявлений пришелся на обращения территориальных органов Пенсионного Фонда Российской Федерации о взыскании с организаций и граждан обязательных платежей и санкций. При этом более 60 % таких обращений поступили в первой половине 2012 года - после внесения изменений в законодательство, касающееся предоставления сведений о персонифицированном учете плательщиков взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. Всего же в наши суды поступило на 20 % больше заявлений по экономическим спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Заметно выросло и число поступивших в арбитражные суды заявлений по экономическим спорам, возникающим из гражданских правоотношений. В 2012 году поступило 840 тысяч таких заявлений. Эти две наиболее многочисленные категории дел - дела об экономических спорах, возникающих из административных и из гражданских правоотношений - составляют почти 97 процентов дел, рассматриваемых в нашей системе.

Впрочем, рост числа поступающих заявлений наблюдается практически во всех категориях дел. На 20 процентов увеличилось число поступивших в суды заявлений об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.

Мне уже доводилось говорить на одном из наших совещаний, что данные статистики арбитражного судопроизводства - такой же индикатор состояния российской экономики, как биржевые индексы или расчеты Министерства финансов. А может, и более точный, чем у Минфина. Разве что маркеры у нас с экономистами разные: из того, какие категории дел становятся более популярными в наших судах, можно сделать много ценных выводов о процессах, происходящих в российской и мировой экономике. Справедливо и обратное - из поступающих к нам данных о состоянии экономики, по прогнозам специалистов Минэкономразвития или Минфина можно предсказать, какие именно дела будут «популярны» в наших судах в ближайшие годы. Так, опубликованные в начале этого года расчеты экономистов правительства показывают: если в ближайшие несколько лет экономическая конъюнктура не продемонстрирует признаков заметного улучшения, мы можем смело рассчитывать на новую волну дел о банкротствах. Если же предпринимаемые правительством шаги дадут необходимый эффект в виде оживления экономической активности, то мы столкнемся с ростом числа налоговых споров.

Одно можно сказать совершенно уверенно: при любом сценарии ближайшего будущего арбитражную судебную систему ждет новый рост нагрузки на судей.

Хотя мы знаем, что загруженность наших судей и без того чрезмерна. В 2012-м году в среднем по системе нагрузка на судей выросла на 21,3 процента. В 31 субъекте Российской Федерации в судах первой инстанции судьи рассматривали в месяц в среднем от 40 до 60 дел. В 25 судах субъектов Российской Федерации нагрузка судей по рассмотрению дел и заявлений превышала средние показатели по системе в целом, а в 11 из них нагрузка составляла от 80 до 120 дел в месяц. Из года в год мы говорим о том, что такое положение приводит к снижению эффективности правосудия, что судья, рассматривающий по три дела в день, просто не может уделять им должное количество сил и времени.

И, тем не менее, реальность такова, что сегодня у России нет возможности вернуться к экстенсивному пути развития арбитражной судебной системы. Новых вакансий больше нет и не будет. Их и не должно быть - будем откровенны: ни одна страна в мире не может позволить себе бесконечно наращивать судейский корпус в той же степени, в какой растет число поступающих дел.

Есть только один способ избежать коллапса судебной системы - во главу угла мы должны поставить оптимизацию нашей работы.

Какой смысл должен приобрести этот термин, когда речь идет о столь сложном и специфическом институте, как судебная система? Какие формы должна приобретать эта оптимизация?

Прежде всего, речь идет об оптимизации технологической. Обычно под термином «технологический» понимают, прежде всего, современные цифровые технологии, которые в последние пять лет активно внедряются в российской арбитражной судебной системе. За эти годы нам удалось осуществить радикальное технологическое обновление арбитражного судопроизводства. Именно этой стороне дела мы уделяли особое внимание в последние несколько лет, и добились немалых результатов. Характерно, что это замечают даже сторонние наблюдатели.

Например, в новом исследовании практической реализации принципа открытости правосудия в России, проведенном Институтом проблем правоприменения уже в 2013 году, отмечается, что внедренная в арбитражных судах система Картотеки арбитражных дел превосходит существующие у наших коллег аналоги, а доступность информации на сайтах арбитражных судов по основным показателям в 4 раза превосходит уровень доступности в судах общей юрисдикции. Конечно, мы никогда не ставили перед собой задачу превзойти наших коллег, но показательно, что, хотя наши суды начали движение по пути к электронному правосудию позже судов общей юрисдикции, но продвинулись намного дальше. И это видимый индикатор административной эффективности нашей системы, которая смогла осуществить сложнейшую реформу делопроизводства.

Однако процесс технологической оптимизации арбитражного судопроизводства не сводится только к внедрению новых гаджетов, программ или интернет-сервисов. Не менее важны и технологии организации работы судов, умение пользоваться теми инструментами, которые есть в вашем распоряжении.

Возьмем, к примеру, ситуацию с внедрением процедур рассмотрения дел в порядке упрощенного производства. Очевидно, что такой порядок является одним из важнейших инструментов снижения нагрузки на наших судей. Можно было бы порадоваться тому, что в 2012 году дела в порядке упрощенного производства рассматривались в три раза чаще, чем годом ранее (следует отметить, что основной массив этих дел - 70% - пришелся на последний квартал).

Но этого недостаточно.

Несмотря на то, что количество дел, рассмотренных в порядке упрощенного производства, увеличилось троекратно, это всего лишь 5 % от общего числа.

Ничтожно мало!

И проблема не в том, что в суды поступают исключительно сложные дела, которые невозможно ограничить рамками упрощенной процедуры. Если в соседних регионах доля дел, рассмотренных в порядке упрощенной процедуры судопроизводства, может различаться в разы, то это свидетельствует не о специфике местной экономики, а о недостаточной активности судей местных арбитражных судов. Последние изменения Арбитражного процессуального кодекса, совершенствующие упрощенное производство, дали судьям много возможностей, которыми надо активнее пользоваться.

Аналогичным образом складывается ситуация и с внедрением в практику примирительных процедур. Высшим Арбитражным Судом подготовлен законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур". В случае его принятия будут сняты многие препятствия на пути внедрения медиации в практику работы арбитражных судов. Но даже положений действующего Закона о медиации достаточно для того, чтобы активно заняться этой работой. Уже сейчас с помощью примирительных процедур можно отсеять до 10-15 процентов дел, поступающих в арбитражные суды.

Обратите внимание - мы уже точно знаем, что в порядке упрощенного производства могут рассматриваться от 10 до 18 процентов поступающих дел. С помощью примирительных процедур можно перенаправить еще 10-15 процентов дел. Только эти два инструмента дают нам возможность значительно снизить нагрузку на судей.

Суды станут работать еще эффективнее.

Сократится число дел, рассмотренных с нарушениями установленных сроков.

Сократятся выплаты компенсаций за нарушение разумных сроков судопроизводства.

Судьи смогут более качественно готовить свои постановления, сократится число отмененных решений.

Экономисты часто используют термин "мультипликатор" для обозначения того, как одно решение или событие провоцирует многочисленные последствия и оказывается гораздо более важным, чем могло показаться. Активное распространение упрощенных процедур судопроизводства, внедрение медиации и других примирительных процедур должны создать в арбитражной судебной системе свой "эффект мультипликатора", оказав значительное воздействие на работу судов всех уровней.

Таким же событием-мультипликатором, безусловно, станет развитие гражданского законодательства и его адаптация судами. Именно нынешнее состояние Гражданского кодекса обусловило отчасти гипертрофированную роль судов в регулировании вещно-правовых отношений, когда правовые позиции и постановления Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов заменяют отсутствие соответствующих норм в законодательстве. Конечно, мы все согласны, что эти нормы должны быть закреплены в Гражданском кодексе. Но, пока этого не произошло, судам следует переходить к перспективному применению тех или иных положений Гражданского кодекса методом толкования в духе новелл, предлагаемых проектом, и при рассмотрении конкретных дел использовать те правовые позиции, которые имеются в проекте, если они не находятся в явном противоречии с положениями действующего Гражданского кодекса.

Прежде всего, судьи при рассмотрении судебного спора должны проводить экономический анализ права с тем, чтобы адекватно оценить соответствующие нормы и дать им правильное толкование. Такой подход должен стать условием sine qua non, прежде всего, в сфере гражданского права, ведь доктрина экономического анализа правовых норм и конструкций, хотя и распространяется на другие отрасли, была создана применительно именно к гражданскому праву. Установление экономического смысла частноправовых норм, анализ экономической природы деятельности компании или отношений нескольких компаний в рамках судебного спора позволяет проверить их на соответствие сложившимся экономическим отношениям, прежде всего, в рамках рыночной экономики с учетом национальной специфики, и, при необходимости, подвергнуть ревизии.

Например, этот подход оказался крайне востребован при рассмотрении споров, касающихся исполнения обязательств, установленных договорами поручительства и залога при изменении условий кредитного договора. В последние годы кредиторы, пострадавшие из-за недобросовестности своих должников, начали массово обращаться в суды, однако тут же со стороны должников и их поручителей посыпались встречные иски о признании залогов недействительными. Именно экономический анализ соответствующих отношений позволил создать устойчивую практику, при которой необоснованное избавление того или иного лица от добровольно принятых им на себя обязательств стало невозможным. Экономический анализ таких ситуаций выявляет связь между должником и лицами, безвозмездно предоставляющими залоги и поручительства. Если данные сделки затрагивают отношения с участием коммерческих организаций, а не граждан, то должник и его залогодатель/поручитель либо аффилированы, либо образуют одну группу лиц, вне зависимости от того, как эти понятия трактовать. В противном случае, мы имеем дело с ситуацией, когда одно юридическое лицо делает подарок другому юридическому лицу, предоставляя бесплатное обеспечение долга.

Аналогичные примеры изменения судебной практики можно обнаружить и в других сферах, в частности, в корпоративных спорах. Например, экономический анализ споров в этой сфере показывает, что при распределении бремени доказывания в корпоративных отношениях следует исходить из принципа, согласно которому отсутствие взаимосвязанности и взаимозависимости лиц должно быть обосновано, прежде всего, тем лицом, в отношении которого есть разумные основания предполагать, что он и является взаимозависимым или контролируемым аффилированным лицом. Если это лицо не доказывает отсутствие связи, то следует полагать, что доказано обратное. Такой подход вполне разумен с точки зрения теории доказывания, широко применяется иностранными судами, и будет и дальше развиваться в практике наших судов. И, безусловно, он окажет фундаментальное воздействие и на развитие права, и на гражданский оборот, и на деловые обычаи российского бизнес-сообщества.

Мы все заметили, что одной из самых серьезных проблем и судебной практики, и, скажем так, бизнес-традиций российского делового сообщества стал тренд признания сделок недействительными. В начале девяностых годов прошлого века, для которых были характерны постоянные нарушения при заключении сделок по новому законодательству, признание сделок недействительными в массовом порядке было не таким уж и плохим вариантом решения возникающих проблем. Но условия изменились, и стало понятно, что этот подход неприемлем, что фактически у нас произошла подмена регулятивной функции гражданского права охранительной и что пора отойти от этой практики. В итоге в наших судах появились решения, квалифицирующие признание сделки недействительной или ссылку на то, что сделка недействительна, как злоупотребление правом.

В том же направлении развивается и практика по усилению ответственности сторон по обязательствам, в частности, по взысканию убытков в максимально возможной степени, расширению состава убытков и взысканию неустойки. Ни для кого не секрет, что взыскание убытков - одна из самых сложных проблем в юриспруденции. Причин неэффективности этой меры немало, сама экономическая среда, к сожалению, не благоприятствует взысканию убытков в полном объеме. Надо понимать, что в сложившихся экономических условиях оценить размер убытков практически невозможно: экономические пропорции искажены, система рыночного бухгалтерского учета находится в стадии становления, эти и многие другие негативные факторы совершенно не способствуют выявлению реальных экономических показателей деятельности компании и порождает сложность доказывания по делам об убытках. Сравнительно недавно арбитражные суды изменили подход к рассмотрению таких дел и допустили возможность приблизительного расчета убытков, а также того, что суд сам может оценить, что еще может и должно быть взыскано. Да, здесь мы воспринимаем традиции англо-саксонской системы, в которой убытки взыскиваются по оценке судьи. Да, нас будут упрекать в чрезмерной независимости и самостоятельности судей при оценке убытков. Но другого способа сделать взыскание убытков эффективным средством правовой защиты у нас нет.

Это не единственные изменения в судебной практике, основанные на переосмыслении гражданского законодательства. Я думаю, что развитие и перспективное применение остальных положений проекта Гражданского кодекса и будут главными направлениями нашей работы в ближайшие годы.

Еще одна очевидная задача - внедрение того, что на производстве называют "технологической дисциплиной". На заводском конвейере нет места для свободного творчества каждого человека с отверткой. В судебной системе, работающей с такой высокой степенью загрузки как наша, тоже есть свой конвейер - из рассматриваемых дел.

Не нужно ежедневно изобретать велосипед для каждого налогового спора: в большинстве случаев достаточно следовать уже установленным принципам их рассмотрения. Мы не зря так долго и упорно отстаивали концепцию единства судебной практики. Может кого-то из теоретиков и пугает термин "прецедент", но мы доказали на практике, что это эффективный метод борьбы со "странными" решениями и удобный технологический инструмент, позволяющий сделать работу судей еще более эффективной. Правовые позиции, сформулированные Президиумом и Пленумом Высшего Арбитражного Суда, не только руководство к действию, но и готовые черновики будущих судебных решений. Об этом тоже не стоит забывать в ежедневной работе.

Еще раз повторю - у нас нет другого выхода, кроме оптимизации нашей работы, повышения ее эффективности. Можно назвать это нашей собственной версией "теории малых дел", но я совершенно убежден в том, что сегодня арбитражной судебной системе не нужны великие потрясения и глобальные реформы. Сегодня и Европейский суд по правам человека, и общество в целом, и даже те, кто критически оценивает работу отечественной судебной системы, признают арбитражные суды эффективным средством судебной защиты.

Именно арбитражная судебная система отличается наиболее высокой степенью транспарентности. Именно в наших судах достигнуты наибольшие успехи в части внедрения электронных процедур. Именно в наших судах ведется глобальная работа по анализу судебной практике и выработке правовых позиций. Сегодня и Европейский суд по правам человека, и общество в целом, и даже те, кто критически оценивает работу отечественной судебной системы, именно арбитражные суды признают эффективным средством судебной защиты. В целом, можно сказать, что у нас в руках хороший инструмент, который нуждается в тонкой настройке, а не в разборке и сборке на скорость.

«Оглядываясь назад, я могу сказать, что мы начинали на пустом - точнее, на пугающем своей опустошенностью месте. И что скорее интуитивно, чем сознательно, мы стремились именно к воссозданию эффекта непрерывности культуры, к восстановлению ее форм и тропов, к наполнению ее немногих уцелевших и часто совершенно скомпрометированных форм нашим собственным новым, или казавшимся нам таковым, современным содержанием. Существовал, вероятно, другой путь - путь дальнейшей деформации, поэтики осколков и развалин, минимализма, пресекшегося дыхания».

Но этот путь неприемлем.

Это было сказано почти тридцать лет назад. Это было сказано о литературе, а не о юриспруденции. Но и сегодня, и в отношении развития права, и в отношении развития всей системы арбитражных судов это высказывание безупречно верно.

Спасибо за внимание!

29 апреля 2013 г.

ПОИСК ПО САЙТУ
ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ
СУДЕБНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РФ

СОВЕТ СУДЕЙ РФ
Высшая квалификационная коллегия судей РФ

Официальная Россия - сервер органов государственной
власти РФ
 

ПОРТАЛ ЗАКУПОК
Официальный сайт РФ в сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг
 

Официальный интернет-портал правовой информации  

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ